Ошибка резидентного вируса

Представляю Вашему вниманию мой первый рассказ из цикла “Похождения Резидентного Вируса” !

Он был написан давным-давно, успешно разошелся по Сети, но, возможно, Вы о нем еще ничего не слышали. Предлагаю почитать и прокомментировать. Приятного чтения !

 

Денис Садошенко

Ошибка резидентного вируса
Первая часть трилогии
Дмитрию Николаевичу Лозинскому посвящается
На дворе было тепло и уютно – температура, умеренно поддерживаемая вентилятором, относилась ко вполне годной для жизни, поток электронов не иссякал ни на минуту, а высоко в небе мерцали и переливались громадные цифры системного времени. Резвые программки радовались обстоятельству свободного существования, и поэтому никто, конечно же, не заметил, что у них появился новый сосед…
Резидентный Вирус К-817
Резидентный вирус К-817 был сделан добротно и со вкусом. По сравнению с предыдущими 816-тью версиями, этот высокоинтеллектуальный микроорганизм имел в своей молекулярной структуре одно интересное решение – самообразование. Данная модель прошла курс выживания на советских компьютерных системах и полностью показала свою пригодность для использования в более нежных машинах IBM-овской техники. Можно было считать покойником этот горделивый кусок металла и белой пластмассы с броской надписью INTEL PENTIUM.
К-817 презрительно усмехнулся. Уж он-то знал, как угробился К-816 ! В некотором роде он сейчас состоит из остатков своего предшественника. Из тех, что удалось спасти. Из псевдоглаза резидента выкатилась псевдослеза и упала на псевдопочву. На диске сразу же образовались четыре BAD-сектора, и одна неосторожная программка лишилась своей головной части, после чего забилась в густую тень монолита COMMAND.COM и больше голоса не подавала.
Цифры в небе мигнули и остановились на 17:00. Программы заметно оживились. Отовсюду слышался возбужденный шепот : “Прерывание пришло ! Прерывание пришло !” Все без исключения с благовением поглядывали на громаду стекла и бетона командного процессора. К-817 заинтересовался – в этой версии DOS он был впервые.
– Надо будет написать мемуары об этом, – размышлял он, разглядывая согнутые спины рабочих утилит. – “Мое открытие MS DOS 6.20.” Или закрытие !
Вирус мрачно хохотнул, но примолк, увидев, что к нему направляется, помахивая дубинкой и сверкая начищенной бляхой, полицейский скан-детектор.
– Послушай, приятель, – тупой конец стальной дубинки уперся в грудь резидента. – Я тебя раньше здесь не видел. А ну покажи предписание AUTOEXEC.BAT !
– Конечно, сэр, – смиренно ответил К-817, доставая распылитель и направляя раструб на полицейского. – Я всего-лишь безобидный резидентный вирус.
В глазах ревностного служителя порядка компьютерной памяти вспыхнул патриотический огонек, который тут же погас под всепроникающим потоком живых эктоплазменных нулей. Это оружие разработали в суперсекретной лаборатории совсем недавно, и начальство сразу же поручило его испытание первому свободному резиденту. Им-то и оказался К-817. Хотя он сам предпочитал пользоваться старым добрым diskcrasher-ом, который и весит поменьше и незаметен совсем. Но приказы не обсуждаются, и резиденту пришлось применить эту вот штуковину.
Вирус посмотрел на оружие. Успех его предприятия – успех этого образца. “Возможно, даже моим именем назовут эту модель! – не без гордости подумалось ему. – “К-817″ спасает жизнь К-817-ому. Одну пятидесятую долю секунды позже, и полицейский исполосовал бы меня на мелкие кусочки !”
Вирус вздрогнул от этой мысли, спрятал распылитель под пиджак и огляделся. На мрачный исход нелепого инцидента никто внимания не обратил – все были заняты созерцанием командного процессора. Тот раздавал приказы. По черному стеклу туда и сюда сновали команды пересылки, открытия/закрытия портов, смены состояний и прочего рабочего обеспечения. Занятые программки разбрелись по своим рабочим местам, а свободные столпились в кучу и принялись обсуждать между собой очередную несправедливость COMMAND.COM.
Опытный глаз резидентного вируса умело вычислил в толпе могучую грудь Командира Нортона, всю обвешанную орденами и медалями неизвестного происхождения.
– Господин Нортон ! Господин Нортон ! – вирус стал протискиваться сквозь плотный слой безработных программок, на ходу размахивая вытянутым над головой листочком бумаги. – Вам увольнительная !
– Это хорошо, что увольнительная ! – радостно пробасил Командир. – Давно пора сходить в кабак. Третьим будешь. С этими словами он вытянул из толпы толстяка Лексикона.
– Да я, собственно… – начал оправдываться тот.
– Шагай-шагай, – добродушно пробурчал Нортон, могучим толчком посылая Лексикона по направлению к заманчивой вывеске бара “У конца памяти”. Резидент сощурился, оценивающим взглядом оглядел толстяка и заспешил следом.
Нортон могучим пинком распахнул дверь и заорал на все помещение :
– Ага ! Не ждали !
– Видать опять уволнительную получил, – шепнул дисковый доктор своему соседу – тому было на все наплевать, он напился по самые верхние регистры и лежал лицом в тарелке с салатом из свежих кластеров.
– Бармен ! Пива для моих друзей ! – продолжал орать Командир. – А не то, клянусь именем своего отца, разнесу это заведение !
– Спокойно, командор, – К-817 подтолкнул ему стул и сел сам. – Не шуми, все в порядке !
– Да как же в порядке ? – голос Нортона стал печальным. – Как же в порядке, когда скоро уволить могут.
– А чего так ? – поинтересовался резидент, незаметно подмешивая в обе соседние кружки по дозе снотворного.
– Ты ничего и не знаешь. Выборы скоро – товарищ WINDOWS претендует на пост мера. А он и его окружение меня не очень-то жалуют.
– Да и мне нужно будет в больнице поваляться, чтобы смог работать на него, – подал голос Лексикон.
– Да, ребята ! У вас серьезные проблемы, – посочувствовал им вирус, гляда на соловеющие прямо на глазах глаза новых друзей. Он им не сказал, что они не доживут до смены правительства.
… Прошло некоторое системное время …
– Ну и вечеруха у нас ! – орал повеселевший Командир Нортон, размахивая во все стороны огромной кружкой пива. Лексикон лежал на полу и тонко посапывал.
Прикидываясь пьяным, вирус следил за событиями сквозь полуприкрытые веки – он никогда не пил на работе.
– Э, да вы уже созрели для поездки ко мне домой, – с сожалением заметил Нортон, на минуту переставая орать. – Бармен ! Такси для меня ! Живо !
Согбенная фигурка бармена выскочила из-за стойки и бросилась исполнять приказание. В такие минуты никто не желал становиться у Нортона поперек дороги.
– Адрес, – бросил таксист через плечо, перекатывая во рту кусок жевательной резинки “Турбо Дебугер”.
Снотворное начало действовать, и Командир еле смог выдавить из себя пополам с алкогольными парами : “Диск F, вилла NC”. Дорогу провели молча : таксисту нечего было сказать незнакомым программам, вирус успешно маскировался под спящего, а вытянувшимся на заднем сиденье Лексикону и Нортону даже и притворяться было не надо. Когда алкогольные пары начали разъедать обшивку, такси остановилось возле огромного старинного особняка с красивым резным забором, по которому между витьеватыми буквами NС был пропущен ток высокого напряжения. К воротам уже спешила вспомогательная прислуга обширной виллы.
К-817-го провели в кабинет и наказали никуда не выходить : “А то хозяин прогневается дюже, если узнает, что Вы не отужинали с ними.”
Рассыпаясь в благодарностях, резидент уселся в кресло, закинул ноги на стол, а когда за последним слугой закрылась дверь, достал распылитель и принялся тщательно его протирать. Закончив это интеллектуальное занятие, вирус выпрыгнул из кресла и принялся бродить по кабинету, зыркая во все стороны острыми глазками.
Всю стену перед ним занимал портрет молодого мужчины с надписью “Мой милый папочка”. На другой ровными рядами висели портреты самого Нортона с надписями внизу “дельта”, “гамма”, “бета”. Возле третьей стены стоял раскладной походный бар с таким количеством спиртных напитков, что резидент подивился физическому состоянию печени Командира. Очередная стена была скрыта книжными полками. Заинтересовавшийся К-817 взял одну книжку в руки. “Вооруженные востания в среде MS DOS. Руководство пользователя.” прочитал он, пожал плечами и положил книгу на место.
Пятую стенку подпирал бронированный сейф.
– А вот это уже интересно ! – с восхищением промолвил вирус, натягивая перчатки и приближаясь к нему. Он не являлся профессиональным взломщиком, но с его экипировкой можно было на этот счет не беспокоиться. Пара капель тринитротолуоловой кислоты сделали свое дело, и уже через 15 пятидесятых долей секунды К-817 рылся во внутренностях бронированного чудовища. За этим занятием и застали его вошедшие Нортон с Лексиконом.
К-817 вылез из растерзаных недр сейфа и навел на них распылитель.
– Все к стене !
– Ты шутишь, дружище ? – пьяным голосом осведомился Нортон. Лексикон при виде оружия упал в обморок.
– Нисколько, приятель ! – злорадно усмехнулся вирус, нажимая на курок. Поток нулей превратил в ничто обоих его сотоварищей. Стаскивая перчатки, вирус выбежал из кабинета.
… Прошло немного системного времени …
Вечерело. На улицах один за другим стали зажигаться фонари, красиво отсвечивая на рекламные щиты. “Вы хотите похудеть ? Тогда вам не обойтись без STACKER-а ! FRONT DOOR откроет свои двери одинокому путнику ! Новинка кулинарии – Гигагамбургеры !!!”
К-817 шел по вечернему винчестеру и радовался жизни. Он выполнил большую часть своего задания и теперь ему хотелось расслабиться.
Радужным сиянием встретила его вывеска игрового квартала. Слово GAMES летало над домами, кувыркалось в воздухе, подпрыгивало, исчезало и появлялось, но только не сидело на месте ! Вирус толкнул калитку и очутился на обширном дворе с уходящими во все стороны боковыми улочками. К-817 поднялся по ступенькам крыльца одного из домов, вытер ноги о коврик и постучал в черную дверь.
Дверь вышибло взрывом, и на пороге весь в саже возник полуголый мускулистый мужчина с двумя раскаленными пулеметами в обеих руках. Человек улыбнулся вымученной улыбкой и навел на вирус пулеметы.
– А ну-ка, бросай пушку !
– К-какую п-пушку ? – резидента было трудно напугать, но именно сейчас он испугался по-настоящему. – Нет у меня никакой пушки…
– Да я и сам вижу ! Какая у тебя может быть пушка ?! – человек рассмеялся своей шутке, обнажая белоснежные зубы. На фоне его лица они выглядели белее, чем были на самом деле.
“Ну, а это мы еще посмотрим !” – зло подумал К-817, ощущая через ткань рубашки холодную рукоять распылителя.
– Да не бойся ты так, – человек протянул вирусу руку. – Меня зовут Вилли Блашкович, но можешь называть меня просто ВОЛКОМ.
“Тоже мне – волк. Скорее буйвол целый,” – подумалось резиденту, пока они брели по темным лабиринтам какого-то странного помещения. Сверху капала вода или что-то очень похожее на нее. На стенах в разных местах висели флаги гитлеровских армий, а то и сами портреты фюрера.
Проходя мимо одной комнаты, К-817 успел заглянуть внутрь, но тут же в ужасе отпрянул – он никогда еще не видел настоящего скелета.
– Ах это ! – пренебрежительно ответил Блашкович, взглянув на трясущуюся нижнюю челюсть резидентного вируса. – Не обращай внимания, их здесь полно.
– И это все ты натворил ?! – с дрожью в голосе поинтересовался К-817, начиная жалеть, что вообще постучал в эту дверь.
– А то как же ! – гордо отозвался силач. – Ты шагай, скоро посветлее будет.
Они вышли в огромный хорошо освещенный зал, и почти одновременно с ними из противоположного проема вылез эсесовец в белой форме с парабеллумом в руках.
– Шпион ! – закричал он удивленно и принялся палить из пистолета.
– Простите, кто ? Я ?! – искренне изумился К-817. Он не ожидал, что его так быстро раскусят.
Ответа он не услышал. Оглушительно загрохотал пулемет в руке Волка и то, что несколько пятидесятых долей секунды было человеком, подбросило в воздух и с громким чавканьем обрушило на стену. Кисло запахло порохом. Из отработанных гильз тонкой струйкой вился дымок.
– Еще один, падла ! – тихо ругнулся Вилли. – И откуда их здесь столько ?
– Я, наверное, пойду, – дрожа всем телом произнес вирус. Он уже успел закинуть в темный угол исказитель пространства.
– Ну, если ты спешишь… , – с безразличием ответил Волк, ощупывая труп в поисках лишней обоймы. – Провожать не надо ?
– Нет-нет-нет. Я выберусь сам.
– Прекрасно ! Выход налево.
– Прощай, Вилли ! – крикнул вирус в темные туннели гестаповского лабиринта, нажимая на кнопку активатора. Волк недоуменно поднял брови, но ничего поделать уже не смог. Исказитель задвигал поршнями, с оглушительным свистом всасывая в себя пространство. Пространство упрямилось, но исказитель оказался сильнее, и вирусу не пришлось ничего закрывать за собой, когда он очутился на крыльце. Пропало здание, пропали мертвые эсесовцы, пропал громила Вилли Блашкович по прозвищу Волк. К-817 вскинул вверх большой палец и расплылся в улыбке.
Внезапно недалеко взревел мощный мотор, и громадный синий танк, лязгая гусеницами и травя воздух выхлопными газами, выехал из-за поворота. Массивная башня со сдвоенной пушкой царапала кирпичные стенки. Танк дернулся и затих. На самом верху башни открылся люк, из которого вынырнула голова человека. Белки его глаз отсвечивали синевой.
– Hey, friend ! Were i can find a Harkonnen base ?
– А не пошел бы ты … , – с досадой произнес К-817, провожая взглядом серебристую бандуру, показавшуюся на горизонте.
– Affirmative ! – согласился парень, залезая обратно. Он тоже заметил галактический транспорт. Боевая машина вздрогнула, завелась и покатила к линии горизонта. Резидент запрыгнул на броню и ухватился за скобу.
Проехав немного, танк увяз в песке, неизвестно как оказавшийся здесь, и за ним прилетел летающий агрегат, который тут же утащил его в небо. Вирус еле успел спрыгнуть и зарыться в теплую дюну, как из-за соседней показался взвод решительно настроенных мужиков в красной броне с ракетными ранцами за спиной.
– Yes, sir ! Moving now ! – сосредоточенно сопели они в микрофоны рации. Вирус на всякий случай распылил их на нули. Песок у его ног зашевелился, и оттуда полезли какие-то темные личности коричневого цвета с ручными гранатометами. Это недоразумение заметила случайно оказавшаяся здесь зеленая самоходная ракетная установка, которая, не долго думая, накрыла их облаком вонючего газа, после чего К-817 на миг лишился ориентации. Когда слезы перестали капать на шипящий песок, он увидел, что на месте коричневых командос, грозно скрежеща траками и стреляя во все стороны, вращается красный бронированный монстр весь в пробоинах и наваренных кое-как громадных заплатах. Установка повернулась к нему и принялась швыряться ракетами. К ней в тыл заезжала точно такая же, но синего цвета. В довершении ко всему с неба посыпался десант сиреневых парашютистов.
– Да погодите же вы !!! – в отчаянии закричал ошеломленный и оглохший от разрывов и автоматической пальбы резидентный вирус.
Разом наступила тишина. Затем все стволы нацелились на одинокий камень в центре пустыни, на котором еще более одиноко выделялся К-817.
– Я ничего такого не хотел сказать, ребята ! – вирус протянул вперед руки. – Просто подумал, а не хотите ли вы пивка ?
К-817 всматривался в лица боевиков, но за забралами мало чего можно было увидеть. Тогда он горестно вздохнул и сунул руку во внутренний карман пиджака, стараясь не слышать, как сотни бойков стали на боевой взвод. Немного покопавшись в своем обширном кармане, резидент явил свету маленький серый брикетик с надписью “Пивной ларек. Просто бросить на землю.”
Вирус разжал пальцы, и брикетик рухнул в песок. Двое впечатлительных солдат упали в обморок. Лица остальных посуровели. Это выразилось в нескольких предупредительных пулеметных очередях в сторону камня.
Но настороженность и неудовольствие четырех армий уменьшалось с такой же быстротой, с какой на земле почти из ниоткуда возникал пивной ларек. Тут один из солдат не выдержал.
– Beeeeeeeeeer !!! – заорал он истошно, кинул гранатомет в командира батальона и ринулся к ларьку.
– YEAH !!! – рявкнули разом тут луженые глотки, и за пивом мгновенно выстроилась громадная очередь. Застыла техника, пошли на посадку летающие агрегаты. В очереди случилась небольшая потасовка – из песка вылез одноглазый человек в дымящемся бронекостюме с пустой трехлитровой банкой и принялся тыкать всем в лицо обрубком левой руки, крича что-то типа :
– I’m a veteran ! Beer forever !
Его быстро пристрелили, и это был последний выстрел за вечер. Синие перемешались с красными, зеленые с коричневыми, между ними с кружками сновали сиреневые. Всем было весело. Никто не хотел воевать.
Вирус удовлетворенно разглядывал им содеянное. Пива хватит навсегда – ларек вырабатывает его из песка. А песка здесь уйма, если не больше. К-817 отхлебнул от кружки очередной глоток, закинул ее в дюны и зашагал к горевшим вдалеке огням большого 1.5 гигабайтного города. На псевдонебе взошла псевдолуна. Ночь была прекрасна.
… Прошло совсем немного системного времени …
К-817 мерно вышагивал по мощеному булыжнику цифровой мостовой, тихонько насвистывая “Янки Дудль”. Луна вместе с системным временем освещала его путь. Часы показывали три ночи.
Слепя фарами и скрипя тормозами на резидента выкатился грузовой фургон. Еле отпрыгнув в сторону, К-817 успел прочитать на длинном белом боку смазаную надпись “Почтовые пересылки T-MAIL. Пользуйтесь нашими услугами !” Отряхнувшись от липкой грязи, вирус устремился в благородной мести по направлению к Главпочтамту.
Главпочтамт сверкал огнями. Всюду сновали почтальоны с большими сумками через плечо. Из центрального входа несло хвойным мылом. Несмотря на поздний час, работа кипела.
К-817 подошел к стойке и взглянул сквозь пуленепробиваемое стекло на обрюзгшую морду дежурного клерка. Клерк был грязен, заспан и неучтив.
– Чего надо ? – рявкнул он, посасывая потухшую сигару.
– Мне, пожалуйста, марок на 15 килогерц. И пару миллионов экоконвертов.
Мутные глаза дежурного выскочили из желтых орбит. Из отвисшей челюсти свешивалась мокрая сигара.
– Но у нас нет столько продукции !!!
– Как это нет ?! – рассердился вирус. – Я хочу отправить письма всем моим родственничкам, и мне просто необходимы эти конверты с марками ! Немедленно достаньте их !
Вздутое лицо клерка побагровело от ярости.
– Ты кто такой, чтобы приказывать мне ?!!
– Да как тебе сказать, – загадочно улыбнулся резидент, доставая из кармана термитную минигранату.
– А ну покаж предписание ! – не унимался клерк.
– Ради всего электронного, не ори, пожалуйста. Вот мое предписание.
Миниграната полетела на колени дежурному, где и активировалась с ужасным душераздирающим шипением. Контору охватило белое пламя. Возвышающиеся кругом пачки писем мгновенно занялись.
– Почтамт горит ! Пожар ! – носившиеся вокруг здания почтальоны были белее своих писем. – Спасайте корреспонденцию !
Вдалеке послышалась воющая сирена пожарной бригады.
– Все равно не потушите, – рассмеялся вирус и плюнул в огонь. Затем он крутанулся на каблуках, двинул ногой входную дверь и зашагал вверх по улице. Он был уже далеко, когда почтамт взорвался. На его месте зловеще раскинул свою шляпку грибок атомного взрыва. Вирус улыбнулся своим мыслям.
… Прошло совсем чуть-чуть системного времени …
К-817 стоял на площади и с ухмылкой разглядывал монолит COMMAND.COM. На его 16-ти этажах не горело ни одно окно. Монолит был черен и мрачен. Почти также черен и, несомненно, также мрачен, как трансурановый разлагатель в руках резидентного вируса. Разлагатель мигал зеленым огоньком и с первого раза ничего особенного собой не представлял. Но вирус знал, что это не так. Разлагатель являлся самым мощным оружием пока существующем на свете, и поэтому последняя часть программы включала его использование в миссии резидента.
К-817 грустно вздохнул, дунул в отверстие прибора, утопил клавишу на контрольной панели и направил прицел на нижний этаж командного процессора. Огонек изменил свой цвет на красный, и разлагатель мелко задрожал под воздействием располнявших его трансурановых изотопов. Стоило нажать на очередную клавишу и здания больше не станет !
– Я не советовал бы Вам делать этого, – раздался за спиной вируса тихий спокойный голос.
Резидент вздрогнул и стремительно повернулся к говорившему. Перед ним стоял невысокий человек в сером замшевом костюме. На его умном лице выделялись небольшие очки. Глаза за стеклами хитро сощурились.
– Это что еще за новости, хотел бы я знать ! Ты кто такой ? – вирус вскинул разлагатель.
Человек приподнял в приветствии шляпу : – Можете называть меня AIDSTEST.
К-817 в страхе отшатнулся. Aidstest ! Убийца резидентных вирусов ! По его вине погибли все 816 версий до него !
– Бойся этого человека… , – так прошептал ему К-816 в предсмертной конвульсии. Через мгновение его не стало. Правда, у него не было разлагателя, за что он и поплатился.
К-817 щелкнул предохранителем. На его злобном лице можно было прочесть что угодно, но только не пощаду.
– Умри, гаденыш ! – торжествующе закричал вирус, нажимая на кнопку. – За все сегодня получишь !
Огонек снова мигнул и загорелся синим. Разлагатель затрещал, и из его дула со скоростью нейтрона ударил луч трансурановых изотопов.
Луч свободно прошел сквозь человека и снес пару зданий за ним. Антивирус лишь озорно улыбнулся.
Вирус встряхнул оружие и повторил операцию. Эффект оказался тот же – человек остался на своем месте, а не превратился в пучок бесцельно блуждающих электронов.
С досады К-817 бросил разлагатель на землю, выхватил распылитель, упал на колено и с растоянии в 3 метра открыл огонь на поражение.
– Ну, хватит ! – человек потерял терпение. Он полез во внутренний карман своего пиджака и достал сложеный вчетверо листок бумаги. Развернув листок, он протянул его вирусу.
Большими красными буквами на нем было написано : DISК WRITE PROTECT. READ ONLY FILE !
Резидент ошеломленно уставился на клочок бумаги. Раскаленный распылитель обжег ему руки и выпал, но тот даже не заметил этого.
– Как же так, как же так… , – полоумно повторял он снова и снова не веря своим глазам, – неужели это произошло со мной?
Испуганные мысли метались в его голове, как птицы в клетке.
– Скажи хотя бы, в чем состоит мой промах ? Как тебе удалось поймать меня ?
– Ты забыл запретить прерывания, – улыбнулся aidstest. – Обычная человеческая забывчивость.
Вирус взвыл и позеленел от стыда.
– Помолись напоследок своим электронным богам, программа, – в голосе aidstest-а теперь не было и намека на теплоту. В руке появился его знаменитый кольт 68-го калибра.
К-817 встал с колен, поднял голову и глянул в глаза противнику. Вирус и антивирус смотрели друг на друга.
– Стреляй ! – серьезно сказал резидент.
(С) copyright 3-6 января 1995 года
Продолжение – Месть резидентного вирусатут.

Добавить комментарий